Рецензия на фильм «Комната желаний»: все беды от яжматерей — RADAR Magazine
Введите ваш поисковой запрос

«Комната желаний»: все беды от яжматерей

19 сентября в прокат выходит мистический триллер Кристиана Волькмана «Комната желаний». В главных ролях: Ольга Куриленко и Кевин Янссенс.

Начинается всё довольно стандартно: влюбленная парочка заезжает в особняк где-то у чёрта на куличиках и, по закону жанра, затевает там ремонт. По ходу дела мужу становится известно, что несколько десятилетий назад в этом доме была жестоко убита  предыдущая семья жильцов, а личность убийцы до сих пор остается для полиции загадкой, несмотря на то, что тот пойман и давно заключен в психиатрическую клинику. И мужчина, руководствуясь странной логикой (или ее отсутствием), принимает решение не говорить об этой своей жене, даже после того, как в доме начинает происходить какая-то дичь.

Особняк таит в себе не только мрачную историю погибшей семьи, но и комнату, способную исполнять желания. Попроси у нее что-то материальное — и получишь это в тот же миг. Сначала персонаж Кевина Янссенса в шутку просит бутылку виски, затем — подлинники Ван Гога (по сюжету главный герой — художник), и с каждым последующим желанием его наглость возрастает. Жена, узнав о чудо-комнате, и вовсе требует у нее ребенка — живое существо, что идет вразрез с любыми этическими нормами. Но нашей героине, разумеется, на это наплевать.

Вот тут-то у фильма возникает серьезный разлад со своим зрителем, прямо как у героев Куриленко и Янссенса. Равно как и «мать», фильм неуклюже пытается давить на эмоции, якобы мы должны сопереживать несчастной женщине, которой так хотелось детей, однако все действия матери и истерики сына не вызывают ничего, кроме раздражения. 

Не получается родить ребенка? Усынови, прибегни к суррогатному материнству — женщина, на дворе XXI век, есть куча способов стать матерью, зачем заказывать какую-то чупакабру у этой жуткой комнаты? Совершенно очевидно, что с пацаном что-то сильно не так, а поведение главной героини лишено логики и попросту бесит, поскольку с появлением ребенка та становится примером типичной яжматери, закрывающей глаза на неадекватность своего чада и винящей во всех бедах кого угодно, но только не его. Ее муж-хипстер ничем не лучше: тюфяк видит, как его женщина поддается нездоровому влиянию этого порождения в теле ребенка и… Он идет рисовать рисульки на обоях. Он не делает ничего, чтобы вразумить ее, долгое время он вообще практически не реагирует на наличие в доме нового жильца. Такое чувство, что Волькман намеренно делает всё, чтобы вызвать у смотрящего антипатию ко всем трём персонажам, хотя по логике вещей его работа как режиссера и сценариста заключалась в противоположном. Особенно очевиден его промах с ребенком: Волькман действует чрезвычайно прямо и безыдейно, сразу и до самого конца делая образ мальчика жутким и совершенно точно отрицательным, хотя мог бы сохранить интригу и хотя бы отчасти показать мальчика таким, каким его видела мать. Возможно, тогда она не казалась бы такой идиоткой.

Когда финал ленты приводит в восторг — это прекрасно. Когда он нас раздражает или вызывает возмущение — это нормально. Худшее, что может случиться с фильмом — это когда его исход не вызывает ровно никаких эмоций и мыслей. К сожалению, с «Комнатой желаний» случилось именно оно — полное равнодушие к сюжету, персонажам и их судьбам. Выходя из зала, я слышала, как коллеги беседуют о том, где перекусить и куда сходить на выходных — иными словами, вокруг обсуждалось всё, что угодно, только не фильм.

Неплохой для августовского низкого киносезона трейлер, европейское производство проекта и моя любовь к историям о жутких домах сделали своё дело — им удалось заинтриговать меня и довести до просмотра. В основе «Комнаты желаний» лежит интересная идея, однако ее реализация оставляет желать лучшего. На выходе мы имеем заурядный триллер, который можно похвалить лишь за симпатичные виды и работу художников.

Комментариев: 0

    К этой записи пока ещё нет комментариев